Дмитрий Телефуз, ветеран Афганистана - автор-исполнитель, поэт

Стихи и тексты песен об Афгане

Автор – Дмитрий Телефус, участник войны в Афганистане, житель города Атаки (Отачь)

 

Мы Вас помним

 

Мы вас помним, мы были там,

И мы дрались, плечом к плечу,

Полоснул по судьбе Афган,

И сейчас я для вас пою.

 

Припев:

Простите нас за то, что мы живые,

За то, что вас мы не уберегли,

И ваши души в дали голубые

В тюльпанах чёрных ветры унесли.

 

Мы вас помним, так не хватает вас,

Мы должны быть в одном строю,

Выполняли один приказ,

И один я, без вас, пою.

 

Мы помним вас, и память эта свята,

И третий тост так дорог для ребят,

"И кроме нас никто!", – и эта клятва,

Былой войны несломленных солдат.

 

 

Вчера лишь был мальчишкою

 

Вчера лишь был мальчишкою

И вечером за книжкою

Жевал я свой положенный омлет,

И мог ли знать, что завтра я

С весёлыми ребятами

Надену масхалат, бронежилет!

 

Вот ТУ взмыл в небо птицею

И сел аж за границею,

В стране песков, но где есть хмель-трава,

И мы пошли по трапу вниз,

А нам кричат: "Бойцы, держись,

Потуже затяни ремни, братва!"

 

Вот первое задание,

Пролила зорька ранняя,

Багровый свет афганского утра,

А мы в палатках, сонные,

Союзом избалованы,

Толкаем в магазины трайсера.

 

Глядя друг другу в спины, мы

Тропой уходим длинною,

Не зная, что ждёт каждого из нас.

Но знаю точно, нужно нам

Ребятами быть дружными,

А дружба выручит в который раз!

 

Как дальше дело сложится,

Попы пускай помолятся

За нас, чтоб и семью не взял конфуз,

Чтоб Бог помог нам верою,

А я, друзья, так верую:

Что целыми вернёмся мы в Союз!

 

 

Забыть нельзя

 

Боже мой, как это было давно!

Может быть, о нас покажут кино…

Сколько в дом родной сынов не пришло,

Временем всё поросло.

 

Иволга тихонько песню поёт,

Вспомнил вдруг я свой лихой разведвзвод,

Бравые ребята, что говорить,

Лица их мне не забыть.

 

Помнит лишь горячий ветер те дни,

Знает где Герат, Кабул и Газни,

Видел, как отважно дрались друзья,

Этого забыть нельзя!

 

Вместе мы сейчас сидим за столом,

Третий пьём и наши песни поём.

Будь щедра, кукушка, к нашим годам,

Помним мы все про Афган.

 

Боже мой, как это было давно!

Может быть, о нас покажут кино,

Но кричит кукушка, годы пронзя:

Этого забыть нельзя!

 

 

Мои друзья

 

Я вас не видел много лет,

Как многое переменилось,

И ваша жизнь, дай Бог, сложилась,

И много было в ней побед.

 

Мои бачи, мои друзья,

У вас у всех, наверно, дети,

Им не узнать Афганский ветер,

И знать им этого нельзя.

 

Пусть говорят, что было зря,

Но мы в боях крепили дружбу,

Нам это было там так нужно,

Как нежный ветер сентября!

 

Сейчас об этом лишь споёшь,

И чтобы там ни говорили,

Они ошиблись, мы платили,

Но жизнь назад не повернёшь.

 

Но будем жить, мы будем жить

И помнить прожитые свято,

Дни, опалённые когда-то,

Нам их непросто позабыть.

 

 

Птица-самолёт

 

Птица-самолёт в вышине парит,

Как стервятник, ждёт, вниз свой взгляд бросая,

То крылом махнёт, то огнём горит,

Прилетев сюда из родного края.

 

Припев:

Тюльпаном чёрным её назвали,

В ней наши беды и наши печали,

В ней наши братья и наши песни,

Друзья, прощайте, не петь нам вместе.

 

Приземлилась к нам, пасть свою открыв,

Птица-самолёт ненасытна – знаешь?

Но судьба твоя их везти в наш мир,

А моя судьба: встретил – провожаешь.

 

Крылья распустив, плавно взмыла ввысь

Птица-самолёт, в точку превращаясь,

Я прошу тебя: только доберись,

Донести свой груз до родного края.

 

 

Груз 200

 

Когда погрузят в самолёт последний цинк,

И он взлетит над полосою расставаний,

Укроет пыль, следы оттёртых чёрных шин

И, может быть, чужую боль воспоминаний.

 

Он полетит тяжёлым грузом в те края,

Где будут плакать одинокие ракиты,

И матери седой скользнёт рука,

По волосам сыночка, пылью сбитым.

 

И эта боль сильнее всех других,

И этот груз других всех тяжелее,

Но кто ответит матерям за них,

Рыдающим в кладбищенской аллее?!

 

 

Чёрный тюльпан

 

Красный тюльпан я сорву,

Но в моём сердце – чёрный пророс,

Как объяснить всю беду,

Как остановишь всех слёз?

 

Кто же взрастил сей цветок,

Выбрав для нас чёрный цвет?

В небо взлетит самолёт,

Песню напишет поэт.

 

 

На той земле

 

На той земле осталась только боль,

И боль измерит "перекати-поле",

А был палаток городок,

И арыка журчал поток,

И всем тогда чужой хватало воли.

 

Узор небес и горный серпантин,

Здесь не увидишь этаких картин,

Но сменит красоту дозор,

Тобой увиденный узор

В дыму растает броневых машин.

 

Молчат могилы в зареве заката,

Солдаты тихо-тихо спят ребята,

Они дождались этой тишины,

Им снятся неземные сны,

А у могил друзьями чуть трава примята.

 

А может лучше и не вспоминать,

Пейзажи эти и друзей погибших?..

Но с нами было это всё,

А память не зашить в мешок,

В ней – наша боль и запах белой вишни.

 

 

Афганский синдром

 

Когда ты плохо спишь в ночи,

Когда душа твоя кричит, и боль – в висках,

Когда во сне зовёшь борты,

Когда в поту холодном ты опять в песках.

То, что окончено давно,

К тебе приходит, как кино, как страшный сон,

А на совете докторов диагноз вынесли таков-

        Афганский синдром.

 

Теперь боюсь ложиться спать,

Ведь мой Афган, моя кровать-Пули-Хумри,

Так вероятно всё во сне,

Опять трясёшься на броне, опять в пыли,

Опять с тобой боекомплект,

И на плечах бронежилет, район знаком,

И ты в своём бреду здоров,

А наяву у докторов-

        Афганский синдром.

 

 

Облака плывут...

 

Облака плывут куда-то, снежно-белые,

Вспомнил я, как был солдатом, и своих друзей,

Вспомнил наши передряги, холод и жару,

И Алёшку Рыбакова, как кричал в бреду.

 

Помню клин я журавлиный, я смотрел им в след,

Помню, как рванули мины, сбросив нас в кювет,

Но плечо и слово друга: "Вместе, до конца!" –

Выйдешь из любого круга, не поймав свинца.

 

Расцвела сирень у дома, опьянив весь двор,

Столько лет прошло, но, всё же, помню до сих пор,

Я живой и слава Богу, – здравствуй и живи,

Но в душе моей тревога, как тогда в ночи.

 

Облака плывут куда-то, снежно-белые,

Вспомнил я, как был солдатом, и своих друзей,

Пусть слова мои подхватит лёгкий ветерок,

А что было, и что в сердце, – это между строк.

 

 

Дева юная

 

Афганец кружит озорной, пыль над долинами,

Афган разрезан пополам-бетонкой длиною,

А по утру увидишь ты зарю пурпурную,

О чём же просишь ты, солдат, – всё Деву юную.

 

Припев:

Скажи мне, Дева юная, зачем судьба угрюмая,

Нас по утру опять уводит в бой?

Скажи мне, Дева юная, когда судьба угрюмая,

Позволит нам увидеться с тобой?

 

И вдоль, и поперёк земля рябит воронками,

А дома плачут матери над похоронками,

А ты не плачь, не лей слезу свою лазурную,

Весной в объятьях расцелую Деву юную.

 

И снова ветер приподнял подол палаточный,

Последний сна сюжет останется загадочным,

А я взгляну в глаза твои на снимке маленьком,

Тюльпаном чёрным станет вдруг цветочек аленький.

 

 

Всё

 

Всё, как будто, было всё вчера,

Всё горит упавшая звезда,

Всё, что не забыли пацаны,

Всё осталось в зелени весны.

 

Всё, сгорел последний БТР,

Всё, погиб последний офицер,

Всё, стервятник больше не кружит,

Всё, и друг мой здесь, он не убит.

 

Припев:

Но столько лет прошло,

Столько лет прошло,

И нам об этом не забыть,

Много лет сейчас, много лет потом,

Об этом, всё же, мы споём.

 

Всё, нам по ущельям не шагать,

Всё, потери больше не считать,

Всё, засады прочь и прочь жару,

Всё, и материнскую слезу.

 

Всё, он догорел, войны закат,

Всё, и хватит хоронить ребят,

Всё, пусть миром правит лишь любовь,

Всё, Афган не повторится вновь.

 

 

Война не на шутку

 

Мне тысячу раз говорили: "Постой!".

Мне тысячу раз говорили: "Не пой!".

Но как же не петь, если рядом друзья,

Но как же не петь, разве было всё зря? Нет не зря!

 

Припев:

Война не на шутку была – всерьёз,

И падало с неба немало звёзд,

И стук почтальона в глухую дверь,

И строки, в которые, мать не верь, что сына нет.

 

Мне тысячу раз говорили: "Уймись!".

Мне тысячу раз говорили: "Очнись!".

Рассеялся дым, и орудья молчат,

Но наши сердца так же громко стучат, в такт стучат.

 

 

Служба в ДРА

 

Мы служили в ДРА, был и холод, и жара – пой.

Но случилось, что в горах нас с дружиной брал Аллах-бой,

Но Афганские миры не сломили, не смогли – нас,

И поэтому, друзья, пьём за тех и за себя – класс!

 

Всё спокойно и косяк весело дымится, так пой!

А тревога прозвучит, прапор дико:  "В строй!" кричит – бой!

А солдат, он чем богат, он богат тем,

Что имеет автомат, иногда ещё дают шлем.

 

Если вместе все друзья, ведь, без них никак нельзя – пой!

С ними можно хоть куда, хоть в разведку, хоть туда – в бой.

И поэтому скажу, я поэтому скажу тост:

Пой, солдат, и пей, солдат, во весь рост!

 

 

Смотри земля

 

Он поднялся в рост и, как будто колос,

С болью в пыль упал, оборвав свой голос,

И стоит вопрос, кто за жизнь в ответе?

Восемнадцать лет, а их уж нет на свете.

 

Припев:

Смотри, земля, смотри, земля,

Они гибли здесь, как их отцы и деды,

Встречай, земля, хлебом их встречай,

Солью их встречай, они к тебе едут!

 

Он играл, как я, песни пел про дом,

В рейдах был, как все, под шальным огнём,

Он в горах не трус, он, как все, был смел,

Но упал в песок, песню не допел.

 

Допоём мы все, что он не успел,

В самолёт с тобой мой приятель сел,

Только как же мать, как ей объяснить?!

Слёз её нам, брат, не остановить.

 

 

Тюльпаны в поле

 

Тюльпаны в поле зацвели, зацвели,

Укрыли землю красотой неземной,

Но, если б знать они могли, знать могли,

Что есть тюльпаны в вышине, над землёй.

 

Припев:

С них не сложишь букетов,

Все разбросаны где-то,

Но они в наших душах живут,

Музыканты, поэты, расскажите об этом,

И Афганский пусть грянет салют!

 

Тюльпаны в поле опадут, опадут,

Укроют землю лепестками, собой,

Они не знали, что так груз назовут "200"

И полетит он в вышине, над землёй.

 

Тюльпаны в поле отцвели, отцвели,

Кому-то радость принесли, а нам боль,

Мы понимаем, что здесь нет их вины,

В тюльпане красном видим чёрный порой.

 

 

А по ночам

 

Бывают дни, когда височный стук,

И руки водкой переполнят чашу,

Воспоминанье собирает в круг,

Друзей, кто жив, и тех, кто в душах наших.

 

Собравшись вместе, водкой глушим грусть,

И в третий с болью отливаем на пол,

Пусть кто-то сильно охмелел, и пусть,

Поймем и тех, кто в этот день заплакал.

 

Припев:

А по ночам мы возвращались к милым,

А по ночам стучалась к нам весна.

Мы по ночам в зелёный сад ходили,

Проснёшься утром – и война.

 

Коснётся пыль натруженных колен,

Но в бой идти уже не в первый раз,

Боялись лишь слепого слова – плен,

И не нарваться б с дуру на фугас.

 

Да, часто звали службу мы работой,

Войну без края, без конца,

Быть может завтра увезут кого-то,

В костюме из цинка и свинца.

 

 

 

Засада

 

Сегодня ночью я вскочил,

Меня холодный пот залил,

Афган-ужастик подогнал.

Сижу за камнем, чуть живой,

Друзья ведут неравный бой,

И мне Витёк кричит:

   "Братан,прикрой".

 

Припев:

Засада, – и не вперёд и не назад,

Прут гады, как муравьи на мармелад.

Но – врёте: пускай нас мало, но зато,

Возьмёте лишь то, что в "кожаном пальто".

 

Вот Сашка Селезнёв кричит:

"Смотри, обходят басмачи,

Рвани кольцо и брось им наш бакшиш".

Но вспышка слева, и волна,

Качнула мною, но прошла.

Ну, ни хрена себе, нормальные дела.

 

Стрельба внизу, стрельба вверху,

Никто не смотрит на жару,

Хоть камень горяч, но к нему – плотней.

Ну, слава Богу, вертолёт,

Сейчас он их в дерьмо сотрёт,

Устроит духам воздух-эшафот.

 

Вертушка села и жужжит,

И к ней братва во всю бежит,

И я хочу бежать, но не могу,

Как кто-то ноги в землю вбил,

Холодный пот меня облил,

Тут, слава Богу, я глаза открыл.

 

 

Перебирая память

 

Перебирая память, я вспоминаю вновь

Горячий ветер рваный, но леденящий кровь,

Зелёные сигналки, пронзающие ночь,

И трайсеров полоски, исчезнувшие прочь.

 

Перебирая память, я вижу силуэт,

Гор чёрных неподвластных изогнутый хребет,

По ним прошли немало, но не вернулись все,

Навек остались парни в той горной красоте.

 

Припев:

Вечность им, только вечность одна,

Песни и у родни ордена,

Память, когда звучит третий тост,

В память букеты алые роз.

 

Перебирая память, я слышу шум винтов,

Вертушек долгожданных летящих из полков,

И город глинобитный, исчезнувший в пыли,

Спасибо, дорогие, – ребятам помогли.

 

Перебирая память, в глазах блестит слеза,

Ведь было это с нами, пусть много лет назад,

Пусть всё переменилось, и чуть скуднее стих,

В горах остались парни, мы не забудем их!

 

 

За рекой

 

За рекой остались друзья,

Голоса их слышу до сих пор,

И берёт тоска меня, тоска,

Вновь хочу коснуться этих гор.

 

За рекой ручей тебе поёт,

Ты испей живой воды, испей,

И к реке течёт себе, течёт,

По судьбе исколотой моей.

 

За рекой гуляют миражи,

Эхо гор в минувшее зовёт,

И кружит опять меня, кружит,

Над Афганом белый самолёт.

 

 

Осколки Афгана

 

Осколки Афгана в сердцах и по душам

Живут до сих пор у ребят.

Ты эту историю, друг мой, послушай,

Пусть что там о нас говорят.

 

Осколки Афгана, из прошлого крики –

Того и так память сильна,

Никто не забудет той оптики блики,

Друзей, что забрала война.

 

Осколки Афгана – бессонные ночи,

Хоть сон на двоих нас один,

В нём тело с землёй, что разорвано в клочья,

Поставленных "духами" мин.

 

Осколки Афгана – значки и медали,

Награда за храбрость твою,

За тот караван, что в засаде мы ждали,

За то, что не струсил в бою.

 

Осколки Афгана – уставшие лица,

От слёз ждавших нас матерей,

Я верю – такое вновь не повторится

Для внуков твоих и детей!